Непринятие наследства судебная практика

Устанавливать факт непринятия наследства или нет?

Непринятие наследства судебная практика

Доброго времени суток, уважаемые коллеги, пользователи и читатели. Хочу поделиться с вами опытом, связанным с установлением факта непринятия наследства.

Фабула: Гражданину А принадлежала квартира на праве собственности. У данного гражданина были: нетрудоспособный супруг (пенсионер, инвалид); сын, который не является общим ребенком гражданина А и супруга гражданина А.

Гражданин А умер 18 апреля 2015 года, перед своей смертью составил завещание, которым завещал указанную квартиру своему сыну. Сын гражданина А подал заявление на вступление в наследство, дело открыли 18 августа 2015 года, свидетельство о праве на наследство не получил.

Супруг гражданина А, являясь нетрудоспособным, обладал правом на обязательную долю (в размере 1\4), действий по принятию наследства не совершал. Так как супруг гражданина А был нетрудоспособным в силу инвалидности, сын со своей женой перевезли его в город, котором проживали для осуществления за ним ухода.

6 апреля 2017 года сын гражданина А умер, завещание не составлял, наследниками стали его супруга и сын. 9 апреля 2017 года умер супруг гражданина А, завещание не составлял, информации о наследниках нет.

26 октября 2017 года супруга сына гражданина А обратилась к нотариусу с просьбой выдать свидетельство о праве на наследство по закону после смерти своего супруга на одну вторую долю в праве собственности на указанную выше квартиру, за чем последовал отказ, так как сын и супруга сына гражданина А могут претендовать только на три четвертых доли, а оставшаяся часть доли считается принятой супругом гражданина А.

Наши действия: Исходя из обстоятельств, сложившейся ситуации, была поставлена задача разделить между наследниками сына гражданина А квартиру в полном объеме, а не три четвертых доли в праве собственности, было принято решение обращаться с заявлением об установлении факта непринятия наследства супругом гражданина А.

Наша правовая позиция: Учитывая, что супруг гражданина А действия, направленные на принятие наследства не совершал, информации о его родственниках не имелось и к тому же, никто из его родственников заявления о принятии наследства не подавал, проживать и совершать уход за квартирой не хотел, коммунальные платежи, текущий ремонт осуществлялись сыном гражданина А и его супругой, мы считали, что обязательная доля им не принята. По моему мнению, для реализации права на обязательную долю, наследник должен выразить свою волю, так как право на обязательную долю носит личный характер. Выражение воли должно быть проявлено через активные действия, так как в самом постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 г. Москва “О судебной практике по делам о наследовании” речь идет именно о действиях, например, обработка наследником земельного участка, подача в суд заявления о защите наследственных прав и другие. По моему устойчивому мнению факт того, что человек вселен  (состоит на регистрационном учете) нельзя расценивать в виде действия, направленного на фактическое принятие наследства и уж тем более на выражение воли наследодателя, на приобретение таким лицом в будущем доли в праве собственности.

Что происходило дальше: Столкнулись с тем, что суд, то оставлял без движения заявление по надуманным причинам, вроде «напишите нам еще каких-нибудь наследников, даже если вы про них не знаете», то без рассмотрения.

Последней каплей терпения было то, что суд додумал обстоятельства и оставил без рассмотрения заявление на стадии принятия к производству, так как якобы имелся спор о праве.

Апелляционный суд определение отменил, указав, что спора о праве не имеется и велел суду первой инстанции принять к производству.

К сожалению, проверить правовую позицию в полной мере не удалось и узнать мнение судьи, так как администрация города, в котором находится квартира, прислала ходатайство и заявила, что имеется спор о праве и имущество является выморочным. Вновь заявление было оставлено без рассмотрения, определение обжаловано, но безрезультатно.

Итого: Исходя из обстоятельств ситуации вариант установления факта непринятия наследства видится (по крайней мере мне) единственным верным вариантом.

Суд, конечно, предлагает обратиться с исковым заявлением, но к кому? Супруг гражданина А умер, а к имуществу обращаться можно только по ограниченным основаниям.

Тяготит то, что вопрос не завершен и как дальше поступить пока не ясно.

В связи с изложенным, прошу помощи у более опытных коллег. Как считаете, может приниматься обязательная доля пассивно? Как бы вы поступили в такой ситуации, какой вариант действий предложили?

С уважением, Зыкин Кирилл Алексеевич!

ps. Если нужна дополнительная информация, готов предоставить. Также готов поделиться определениями судов по делу.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2019/02/12/ustanavlivat_fakticheskoe_neprinyatie_nasledstva_ili_net

Дело N41-КГ16-42. О признании отказа от наследства недействительным

Непринятие наследства судебная практика
Законы и кодексы » Гражданский кодекс Российской Федерации — часть третья » Раздел V. Наследственное право » Глава 64. Приобретение наследства » Статья 1157. Право отказа от наследства » Дело N41-КГ16-42. О признании отказа от наследства недействительным.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 января 2017 г. N 41-КГ16-42

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Рыженкова А.М. и Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Касьяненко Д.В. к Касьяненко Е.В. о признании недействительным отказа от наследства

по кассационной жалобе Касьяненко Е.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 24 марта 2016 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., объяснения представителей Касьяненко Е.В. – Меншикова А.С. и Тарасенко М.Б., поддержавших доводы кассационной жалобы, возражения относительно доводов кассационной жалобы представителя Касьяненко Д.В. – Гришина Р.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Касьяненко Д.В. обратился в суд с иском к Касьяненко Е.В. о признании недействительным отказа от наследства. В обоснование иска Касьяненко Д.В. указал, что 2 сентября 2015 года умер его отец Касьяненко В.М., наследниками после смерти которого являются супруга Касьяненко Е.В., дочь Касьяненко А.В. и он.

6 октября 2015 года Касьяненко Е.В. в нотариальной конторе уговорила истца написать отказ от наследства в ее пользу под условием выплаты стоимости причитающейся ему доли в праве на наследство в денежном выражении. Касьяненко Д.В.

написал отказ от наследства, который был зарегистрирован в реестре, и сразу же после этого было нотариально удостоверено и зарегистрировано в реестре обязательство Касьяненко Е.В. о выплате истцу в денежном выражении причитающейся ему доли в наследстве, открывшемся после смерти Касьяненко В.М.

В этот же день Касьяненко Д.В., осознав неправомерный характер своего отказа от наследства, направил нотариусу заявление о принятии наследства. Указывая на то, что отказ от наследства был обусловлен выплатой Касьяненко Е.В.

стоимости причитающейся ему в наследстве доли, то есть его воля не была направлена на безусловный отказ от наследства, что противоречит требованиям закона, ввиду чего Касьяненко Д.В. обратился в суд с настоящими требованиями.

Решением Октябрьского районного суда г. Ростова-на-Дону от 23 декабря 2015 года в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 24 марта 2016 года решение суда первой инстанции отменено и по делу вынесено новое решение об удовлетворении иска.

В кассационной жалобе Касьяненко Е.В. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 24 марта 2016 года, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 16 сентября 2016 года кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения и отмены обжалуемого судебного постановления в кассационном порядке.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таких нарушений норм права судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного гражданского дела не допущено.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 2 сентября 2015 года умер отец истца Касьяненко В.М. (л.д. 8).

Наследниками после смерти Касьяненко В.М. являются его супруга Касьяненко Е.В. (л.д. 33), дочь Касьяненко А.В. (л.д. 31) и сын Касьяненко Д.В. (л.д. 32).

2 октября 2015 года Касьяненко Е.В. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства (л.д. 27).

В этот же день (2 октября 2015 года) Касьяненко А.В. отказалась от наследства в пользу матери Касьяненко Е.В. (л.д. 28).

6 октября 2015 года Касьяненко Д.В. отказался от наследства в пользу Касьяненко Е.В.

, которая, в свою очередь, в этот же день (6 октября 2015 года) оформила нотариально заверенное обязательство о выплате Касьяненко Д.В.

стоимости доли в наследстве, которая причиталась бы ему по закону в случае принятия им наследства после смерти Касьяненко В.М., а также о приобретении для него на указанные денежные средства автомобиля.

Разрешая спор по существу и отказывая в иске Касьяненко Д.В., суд первой инстанции исходил из того, что в отказе от наследства, оформленном Касьяненко Д.В. у нотариуса 6 октября 2015 г.

, не были указаны какие-либо условия, при наличии которых истец отказывается от наследства, данный отказ не противоречит закону, не содержит ни условий, ни оговорок, совершен в установленном порядке, доказательств, подтверждающих, что воля Касьяненко Д.В. на отказ от наследства была нарушена, представлено не было.

Кроме того, суд первой инстанции указал на то, что обязательства Касьяненко Е.В. оформлены уже после совершения Касьяненко Д.В. отказа от наследства, в связи с этим указанные истцом обязательства не являются взаимообусловленными.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, и принимая по делу новое решение об удовлетворении заявленного Касьяненко Д.В. требования, исходил из того, что совместные последовательные действия Касьяненко Д.В. и Касьяненко Е.В.

, совершенные в один и тот же день у одного и того же нотариуса, свидетельствуют о наличии между сторонами предварительной договоренности о том, что отказ Касьяненко Д.В. от наследства будет обусловлен выплатой ему со стороны ответчика денежной компенсации. В связи с этим суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что отказ от наследства был совершен Касьяненко Д.В.

под условием, что противоречит требованиям п. 2 ст. 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации и является основанием для признания его недействительным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции являются правильными.

Статьей 1157 Гражданского кодекса РФ предусмотрено право наследника отказаться от наследства в пользу других лиц (статья 1158) или без указания лиц, в пользу которых он отказывается от наследственного имущества.

Наследник вправе отказаться от наследства в течение срока, установленного для принятия наследства (статья 1154) , в том числе в случае, когда он уже принял наследство.

Отказ от наследства не может быть впоследствии изменен или взят обратно.

Согласно статье 1158 названного кодекса отказ от наследства с оговорками или под условием не допускается.

https://www.youtube.com/watch?v=JemtHmIyWwY

Из материалов дела видно, что Касьяненко Д.В. совершил отказ от причитающейся доли в наследстве по закону после умершего отца Касьяненко В.М. в пользу супруги наследодателя – Касьяненко Е.В., подав 6 февраля 2015 года соответствующее заявление временно исполняющему обязанности нотариуса Ларионовой А.Ф. – Ларионову Д.А.

, данное нотариальное действие было зарегистрировано в реестре нотариуса под N 2-4535 (л.д. 10, 37). В этот же день в присутствии нотариуса Касьяненко Е.В. составила письменное обязательство, согласно которому обязалась после получения свидетельства о праве на наследство на имущество умершего Касьяненко В.М.

выплатить Касьяненко Д.В. стоимость доли в наследстве, которая причиталась бы ему по закону в случае принятия им наследства после смерти Касьяненко В.М., а также приобрести для него из указанных денежных средств транспортное средство. Это обязательство было удостоверено нотариусом Ларионовым Д.А.

и зарегистрировано в реестре под N 2-4537 (л.д. 11, 37).

Принимая во внимание данные обстоятельства, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что совместные последовательные действия Касьяненко Д.В. и Касьяненко Е.В.

, совершенные в один и тот же день, у одного и того же нотариуса, свидетельствуют о наличии между сторонами предварительной договоренности о том, что отказ истца от наследства будет обусловлен выплатой ему со стороны ответчика денежной компенсации, то есть волеизъявление Касьяненко Д.В. не было направлено на безусловный и безоговорочный отказ от наследства. Об этом, по мнению суда апелляционной инстанции, свидетельствует буквальное содержание выданного Касьяненко Е.В. письменного обязательства, составленного и зарегистрированного в реестре нотариуса непосредственно после совершения Касьяненко Д.В. отказа от наследства и фактически обусловленного таковым.

В соответствии с пунктом 2 статьи 307 Гражданского кодекса РФ обязательства возникают из договоров и других сделок, вследствие причинения вреда, вследствие неосновательного обогащения, а также из иных оснований, указанных в настоящем кодексе .

Согласно статье 328 Гражданского кодекса РФ встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое обусловлено исполнением другой стороной своих обязательств (пункт 1) .

Таким образом, отказ Касьяненко Д.В. от наследства был обусловлен обязательством Касьяненко Е.В. выплатить истцу денежную сумму за причитающуюся ему долю в наследственном имуществе, тогда как отказ от наследства под условием в соответствии с требованиями статьи 1158 Гражданского кодекса РФ не допускается.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции правомерно отменил решение суда первой инстанции и принял новое решение об удовлетворении требований Касьяненко Д.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит предусмотренных статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемого судебного постановления по доводам кассационной жалобы Касьяненко Е.В.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 24 марта 2016 года оставить без изменения, кассационную жалобу Касьяненко Е.В. – без удовлетворения.

Источник: https://advokat-malov.ru/zakony-i-kodeksy/grazhdanskij-kodeks-rossijskoj-federacii-chast-tretya/razdel-v--nasledstvennoe-pravo/glava-64--priobretenie-nasledstva/statya-1157--grazhdanskiy-kodeks-rf/sud-praktika-k-state-1157-grazhdanskiy-kodeks-rf-40582.html

И. Установление факта принятия либо непринятия наследства

Непринятие наследства судебная практика

⇐ Предыдущая35363738394041424344Следующая ⇒

Действующим гражданским законодательством установлено два способа принятия наследства, одним из которых является фактическое его принятие.

В соответствии с п. 2 ст.

1153 ГК признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:

– вступил во владение или в управление наследственным имуществом;

– принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;

– произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;

– оплатил за свой счет долги наследодателя;

– получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

В названном пункте ст. 1153 ГК перечислены лишь отдельные, наиболее распространенные действия, совершение которых свидетельствует о фактическом принятии наследником наследства. Какого-либо исчерпывающего перечня таких действий привести невозможно.

В нотариальной и судебной практике доказывание факта своевременности вступления во владение либо пользования имуществом наследодателя производится разнообразными способами. Так, доказательствами фактического принятия наследства в зависимости от конкретной ситуации могут быть:

– справка жилищно-эксплуатационной организации (либо местной администрации или жилищно-строительного кооператива) о том, что наследник проживал совместно с наследодателем на момент его смерти; о фактическом принятии наследства будет свидетельствовать и то обстоятельство, что наследник проживал в наследуемом доме (квартире), хотя бы и сам наследодатель при этом проживал в другом месте;

– справка указанных органов о том, что до истечения шести месяцев со дня открытия наследства наследником было взято какое-либо имущество наследодателя. Количество взятых вещей и их ценность юридического значения при этом не имеют;

– справка налоговой инспекции об оплате конкретным наследником налогов на недвижимое имущество, принадлежавшее наследодателю, или квитанция об уплате налогов от имени наследника;

– наличие у наследника сберегательной книжки наследодателя при условии, что нотариус будет располагать данными о получении ее наследником до истечения установленного законом срока для принятия наследства (получение конкретным наследником денежной суммы на похороны наследодателя; наличие акта описи нотариуса, производившего принятие мер к охране наследственного имущества и передавшего сберегательную книжку на хранение наследнику; акты жилищно-коммунальных органов, администрации, комиссии по организации похорон – аналогичного содержания; документы о пересылке кем-либо наследнику этой книжки по почте и т.п.);

– справка местной администрации о том, что наследник производил уход за наследуемым домом (квартирой), производил в нем ремонт;

– справка местной администрации о том, что наследник производил посадку каких-либо насаждений на земельном участке, принадлежавшем наследодателю по праву собственности;

– нотариально удостоверенный договор, согласно которому наследник после открытия наследства оплатил долги наследодателя, и т.п.

Наличие у наследника технического паспорта на автомототранспортные средства может свидетельствовать о своевременном фактическом принятии наследства лишь в случаях, когда имеются данные, дающие возможность бесспорно полагать, что техпаспорт передан ему на хранение в течение шести месяцев со дня открытия наследства (нотариусом или должностным лицом администрации, жилищно-эксплуатационной организации, жилищно-строительного кооператива и т.п.) с составлением соответствующего акта. Свидетельские показания о том, что у наследника находится автомобиль наследодателя, могут быть приняты во внимание только судом. Для нотариуса они бесспорными не являются.

Не имеет также юридического значения для подтверждения факта своевременного принятия наследства информация о том, что наследник организовывал и проводил похороны наследодателя.

В процессе применения п. 2 ст. 1153 ГК возникла проблема, связанная с тем, что совершенные наследником конклюдентные действия, с формальной стороны свидетельствующие о фактическом принятии наследником наследства, тем не менее не отражают воли этого наследника принять наследство.

Так, например, наследник, проживающий в принадлежащем наследодателю жилом помещении и продолжающий там проживать после открытия наследства, вносит соответствующие платежи, осуществляет текущий ремонт помещения, но не имеет намерения становиться собственником жилья, так как его устраивает статус нанимателя .

Зачастую нотариусы считают такого наследника принявшим наследство, если он в течение шести месяцев со дня его открытия не заявил о своем отказе от наследства.

Даже в тех случаях, когда наследник, проживавший совместно с наследодателем, по истечении шести месяцев заявляет о своем непринятии наследства, нотариусы, исходя из того, что он фактически вступил во владение наследственным имуществом, оставляют его долю в наследстве открытой и рекомендуют доказывать факт непринятия наследства в судебном порядке. Такую позицию вряд ли во всех ситуациях можно признать правильной. В приведенном случае волеизъявление наследника не было направлено на принятие наследства, наследник не относился к наследственному имуществу как к будущему собственному имуществу и скорее всего элементарно не осознавал, что его действия порождают какие-то юридические последствия. Оставление его доли открытой превращает право на принятие наследства в обязанность принять его и является нарушением прав как этого лица, так и других наследников, желающих оформить свои наследственные права.

——————————–

Источник: https://lektsii.org/10-14721.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.